Ислам и его атрибуты в жизни татар-казаков Оренбургского казачего войска по материалам экспедиции 2018 г.

Основным источником при написании данной статьи являлись экспонаты местных школьных музеев, а также личные предметы жителей, исследованных нами в ходе экспедиции поселений (с. Чесноковка, с. Зубочистка Первая, с. Зубочистка Вторая (Переволоцкий район), с. Нижнеозерное, с. Мухраново (Илекский район), с. Мустаево (Новосергиевский район), с. Верхние Чебеньки, с. Нижние Чебеньки, с. Татарская Каргала (Сакмарский район).

К атрибутам ислама татар-казаков прежде всего следует отнести кумганы, тасвихи, обереги (бэти), каляпуши, тюбетейки и т.д. Кумганы можно разделить на несколько типов (исходя из материала, декорирования, назначения и, наконец, времени изготовления). 1. Медный (из красной меди), 2. Латунный, 3. Жестяной, 4. Чугунный. 5. Луженный, 6. Эмалированный. В нашем случае, мы имеем дело с медными и чугунными. Высота кумганов определяется 20 – 33 см. В рассматриваемых нами кумганах: чугунный (Уральский завод Мальцева) высота – 21,5 см. (см. фото №1), медном – 27 см. (см. фото  №2), кумгане, хранящемся в школьном музее с. Верхние Чебеньки, высота также равна 27 см. (см. фото №3).

Иметь кумган могли позволить себе не все казаки. Так, в конце XIX в. кумган можно было приобрести на сумму от 1,8 до 3 руб., что равнялось стоимости одной-двух овец.

Особенностью большей части, изученных нами зиратов является практически полное отсутствие надгробных камней первой половины XIX в., лишь один камень в с. Верхние Чебеньки датирован первой половиной XIX в. Особняком стоит кладбище с. Татарская Каргала, в котором сохранились эпитафии XVIII в. и первой половины XIX в., изученные исследователем из Казани Венером Усмановым (ИЯЛИ им. Г.Ибрагимова АН РТ). Большая часть эпитафий в исследованных поселениях датируются первой половиной XX в. В качестве надгробных камней в голодные годы, а также в первые десятилетия советской власти практиковались каменные жернова (катки) – с. Чесноковка (см. фото №4), Зубочистка Вторая, Зубочистка Первая.  Кроме того, вместо полумесяца в советские времена использовалась порой звезда (см. фото №5).

В очень запущенном состоянии находится зират с. Нижнеозерное (Илекский район). Вся территория данного зирата проросла чилигой. В исследованных нами поселениях усматриваются и братские могилы. В частности, приведем для примера братскую могилу в том же с. Нижнеозерное 1920 г. (8 чел.) в их числе, и татарин-казак Н.Х. Усманов. В других поселениях братские могилы более позднего периода – в основном периода 1930-х гг. и ВОВ (1941–1945 гг.).

 Имеются и свои особенности ограды и ворот кладбищ. Так, кладбище с. Зубочистка Вторая огорожено местными камнями в ногайском стиле (общей высотой в 1 метр – 1метр 10 см.) с самого основания поселка (см. фото №6). Необходимо отметить, что самые древние камни остались внизу, сверху же наиболее современные. Примечательно, что аналогичного типа кладбище имеется в Оренбургской области только в с. Юзеева (Шарлыкский район).

Особо следует остановиться на тасвихах и оберегах (бэти). Тасвихи у татар-казаков были двух видов – 1. Из косточек финика (см. фото №7). 2. Из растения мәрьям ана күз яше (см. фото №8). Что касается количества косточек, то тасвих Гульминур Габайдуллиной (Габитовой) (с. Зубочистка Вторая) состоял из 32. Вероятнее всего, с течением времени косточки из фиников терялись и их количество соответственно уменьшалось.

Что касается оберегов (бэти), то прежде всего следует отметить  обереги, зафиксированые нами в двух населенных пунктах с. Зубочистка Первая и Зубочистка Вторая (см. фото №9 и №10).

Обереги в обоих случаях в основном треугольной формы. Обереги Гульнур Аблязовой более многочисленны. Самые древние из которых датируются концом XVIII в. были созданы и сшиты прапрапрабабушкой информанта с материнской стороны. На протяжении 200 лет обереги изнашивались и их повторно сшивали ниткой. К оберегам обращались при болезнях и сложных перепетиях жизни членов семьи.

Очень скудно представлена коллекция из тюбетеек. В большей степени они относятся ко второй половине XX в. К примеру, тюбетейка отца информанта из с. Чесноковка Гузели Калининой – Галима Муканаева (cм. фото №11).

Что касается коранов, то до наших дней, их сохранность можно характеризовать как очень удовлетворительную. В частности, кораны хранятся в школьном музее с. Чесноковка (см. фото №12), а также у потомков татар-казаков (Гульчиры Мухаметзяновой – см. фото №13, Гульминур Габайдуллиной – см. фото №14 (оба с. Зубочистка Вторая).

Если говорить о шамаилах, сохранившихся в населенных пунктах татар-казаков, то следует констатировать что все они относятся к нашему времени и не представляют особой исторической ценности.

Отсутствие экспонатов из с. Мустаево (Новосергиевский район) и Мухраново (Илекский район)[1] объясняется тем, что в с. Мустаево на сегодняшний день татарское население составляет этноконфессиональное меньшинство, а проживающая часть населения не сохранила какие-либо исламские атрибуты своих предков. В с. Мухраново похожая ситуация. Правда тут, усматривается наличие коранов и тасвихов, которые идентичны, представленным нами в этой публикации  экспонатам.

Таким образом, можно констатировать, что большая часть рассмотренных нами экспонатов из трех поселений – это  с. Чесноковка, с. Зубочистка Первая и с. Зубочистка Вторая. Наблюдается повсеместно крайне слабая сохранность тюбетеек и шамаилов. Надгробные плиты, датированные первой половиной XIX в. сохранились лишь в населенных пунктах Сакмарского района (с. Верхние Чебеньки, с. Татарская Каргала), в остальных поселениях камни датируются второй половиной XIX – первой половиной XX вв. Хочется верить, что экспонаты личного происхождения не пропадут даром и будут сданы на хранение в школьные музеи, а возможно и во вновь образованные местные краеведческие музеи.

[1] В с. Мустаево и с. Мухраново нет мечетей и молитвенных домов (Гыйбадәтханә).

Комментарий язарга